main menu

EMail Print

Past Events

Event 

Творчество Наталии Григорьевой на площадке РОСБАНК
Title:
Творчество Наталии Григорьевой на площадке РОСБАНК
When:
21.11.2016 - 20.01.2017
Category:
Exhibition

Description

Frida Project Foundation представляет на площадке РОСБАНК выставку Наталии Григорьевой, куратор Михаил Слободинский.

Место проведения: РОСБАНК Обслуживание Vip клиентов
Москва, Маши Порываевой ул., д. 34

Даты проведения: с 21 ноября 2016 по 20 января 2017.

 

“Ежедневно приходят сведения о десятках событий крупнейшего значения… и рождается сомнение, имеешь ли право теперь уделять время искусству, но ведь с другой стороны самые страшные катастрофы, влекущие за собой тысячи жертв, вызывающие взрывы страстей – все это временное, все это пройдет, а вот эти маленькие полотна с изображениями цветов и закатов … они, может, перейдут в века, они-то и есть важное, к чему стремится человек”.
С. Яблоновский, “Свет и тени”, Газета “Русское слово”, 1906 год


Наталия Григорьева

Наталия Григорьева родилась в семье московских интеллигентов, несколькими поколениями связанных с естественными науками. В этой обаятельной среде успешность в науке существует на равных с многочисленными хобби – умением музицировать, устраивать капустники, писать стихи. Чувствуя себя очень естественно в этой среде, Наталия собиралась продолжить семейную традицию в науке, но, к счастью, ей удалось услышать зов судьбы. Из всех своих дарований она выбрала искусство. Ее поддержала мать, человек с правом решающего голоса в Наташиной судьбе. Она помогла Наташе отринуть искушение пойти по проторенному несколькими поколениями пути и выбрать неизведанный, но свой путь.

Так началось творчество Наталии Григорьевой, в котором счастливо сочетаются призвание и профессия. Ее профессиональное образование впечатляет – тут и знаменитый Московский полиграфический институт, из которого вышли многие известные современные художники, стажировки в Италии и Франции. Полученное образование дало ей возможность реализовывать себя по-разному: начав с оформления учебников, книг и альбомов, художница перешла к акварели и станковой живописи. Здесь-то ее и ждали главные успехи, хотя и ее дизайнерские работы были достаточно серьезны и совершенны.

Ее первые работы полны культурными реминисценциями, но это совсем не умаляет их самостоятельности. Напротив, она сразу заявляет о своих учителях, с любовью и уважением изучает достижения великих французов ХIХ века от Моне до Сезанна и их русских последователей ХХ века. Григорьева начинала свою работу не как экспериментатор, а как хранитель ценностей. Она бережно открывала сундук, в котором хранятся художественные достижения прежних эпох, и примеряла наследие минувшего. В то время, когда многие представители художественного main stream-а старались сломать старое, она работала с накопленным поколениями, стремясь отыскать свой собственный путь. Параллельно с изучением культуры прошлого художница пристально вглядывалась в природу; в ее изменчивые состояния, движения воздуха, игру теней и света. Не случайно в начале века критик С. Глаголь писал: “Московские пейзажисты вышли из школы Левитана, а этой школой многое похищено из тайников русской природы и многое рассказано нам очень сильным языком”. Формально творчество Н. Григорьевой трудно отнести к какому-нибудь направлению. Ее путь, подобно пути многих русских художников начала ХХ века, проходит как бы между направлениями. Именно это особое положение обеспечивает художнице свободу, оригинальность и позволяет во всей полноте выразить именно свою суть. Отдав дань импрессионизму, этому, по выражению, М. Германа “порталу свободы”, художница освоила его приемы и выучила его язык. Но этого ей показалось мало для решения личных творческих задач.

Продолжая традиции И. Грабаря, пытаясь соединить достижения русского лирического пейзажа ХIХ с импрессионистическим взглядом и приемом, первых успехов художница достигает в зимнем пейзаже. При первом взгляде на ее холсты “Солнечный горизонт” (2004), “Забытые коврики”, “Дачный поселок зимой” (оба 2005) кажется, что мы имеем дело с натурным этюдом. Но чем дольше мы вглядываемся в эти небольшие работы, тем сильнее нас захватывает теплое, ясное чувство дома. При всей немногословности сюжета и палитры, холсты, так сгармонированы и одушевлены, что мы понимаем, как привязана художница к этой местности, где находится ее дача, как важна она для ее жизни и творчества. В этом, несомненно, русском пейзаже нет русской деревенской бесприютности и тоски, напротив, все говорит о защищенности, незыблемости этого дачного, домашнего мира. Как бы выхваченная случайным взглядом композиция стабилизирована теплой гаммой достаточно плотной живописи. Часто использованный в ту пору композиционный прием “взгляда от дома” создает впечатление “защищенной спины”. Так же часто в композициях тех лет появлялась рама окна, которая срезает и кадрирует изображение, заставляя зрителя поверить в экспромт выбора сюжета, в работу alla prima. Это усиливало эмоциональность впечатления, но, мастерски работая с колоритом, художница уравновешивает, гармонизирует, сбивает темп взволнованных чувств. У Наташи от природы хороший вкус, поэтому ни в цвете, ни в форме невозможно обнаружить стремления к усложненности и внешним эффектам.

Так начала писаться история “непотерянного рая”, эдема художницы Наталии Григорьевой – ее загородного дома и сада. Эта летопись состоит из садового пейзажа, натюрмортов, интерьеров и именно в этой летописи сосредоточены все значительные достижения художницы середины первого десятилетия ХХI века. За эти годы в творчестве художницы Наталии Григорьевой сформировались и отточились приемы узнаваемого пластического языка. Она с закрытыми глазами может набросать композицию своей картины, потому что герои ее полотен давно любимы и изучены. Ее отношения с домашними предметами – это отношения дирижера и оркестра – меняются солисты, тема и задача, но не меняется желание поделиться музыкой взволнованной души. Художница много работает на натуре в своем саду, добиваясь наиболее свежего и непосредственного воплощения на холсте своих чувств, рожденных изображаемым мотивом. Она выделяет фактуру живописного мазка, который подчеркивает игру света и тени, и своей активностью передает эмоциональное состояние художницы. В ту пору она еще не сочиняла колористические решения, а опиралась на подсмотренные пленэрные эффекты свето-воздушной среды. Это как бы подтверждало зрителю достоверность пережитых ей эмоций. В первые годы самостоятельного творчества цвет еще не прорвался в ее работы – гамма ее полотен той поры достаточно сдержанна. Поиски тех лет были устремлены к свету. “Нужен свет – больше отрадного светлого” писал на рубеже веков К. Коровин. Ему вторил великий В. Серов “Хочу отрадного и буду писать только отрадное”. Вслед за великими живописцами путем поиска света отправилась и Наташа Григорьева.

В те годы в душе художницы царил покой, и мир любимых образов Наташа Григорьева осваивала живописью с любовным восхищением. Зрителя не покидает ощущение удивительной чистоты ее чувств и какого-то ясного мировоззрения, когда он соприкасается с работами Наталии 2004-2005 годов. В ее “Зимних пейзажах” и “Интерьере” (2005) , “Пастельном” и “Фарфоровом натюрмортах” (оба 2005) , “Предметах”, “Герани” (2005) – во всех работах этих удивительных лет присутствует по-бунински легкое дыхание. Это был период Наташиного утра, творческой весны, период радостного освоения мира и накопления эмоций. Художница заливает светом знакомые предметы, стараясь сохранить на холсте эту радость преображения их в артефакт. Этим юношеским чувством восторга от открывшейся в простых вещах красоте, буквально плещет от ее работ тех лет. Эти годы вообще богаты для художницы на открытия, тогда же и полностью сформировался ее творческий метод. Все более весомо начинают заявлять о себе колористические поиски, и хотя она еще очень нежно и эстетично работает с цветом, о возросшем интересе к цвету говорят сами названия картин – “Зеленый и сиреневый”, “Белое и красное”, “Вечерние тени”, “Голубая гортензия”, “Нежные цветы” (все 2005). В тот же год в ее холсты один за другим еще достаточно скромно входят ее любимые герои. Это потом, спустя два года, уже теснясь и споря, кто из них главный, они будут буквально захватывать всю поверхность холста.

2004-2005 были поистине судьбоносными годами в судьбе художницы Григорьевой. Вынужденная по семейным обстоятельствам много времени проводить на даче и проникнувшись гением места, художница с блеском использовала это время, своеобразно освоила дачную тему, и стала одну за другой создавать превосходные картины. Они немедленно были замечены критикой и меценатами, а вершиной этого периода стала выставка в Государственном Русском музее. Петербург был покорен – в отдельные дни на выставку в Строгановском дворце выстраивались очереди. Сама Наташа об этом счастливом периоде своего творчества говорит так: “Абсолютно счастлива, когда пишу. Ничто меня в этот момент не беспокоит и не трогает. Полная гармония и понимание между нами троими – холстом, палитрой и мною. Как и в любой совместной жизни и у нас бывают трения, но это ненадолго и пока, слава Богу, быстро наша идиллия восстанавливается”.

Серьезная выставка в ГРМ явилась завершением очень плодотворного периода и началом серьезного интереса к творчеству Н. Григорьевой со стороны новых клиентов. Ее стали покупать банкиры и члены правительства, ее работами стало модно украшать стены. В начале 2007 года проходит персональная выставка Наталии Григорьевой в самом большом зале Центрального Дома Художника в Москве. 850 квадратных метров, отданных 34-летней московской художнице, показали правильность ее пути. Зрители и критика очень тепло ее приняли. В ЦДХ бывают поклонники разного искусства, но записи в книге отзывов были очень доброжелательными и близкими по настроению – поиски гармонии и красоты, помноженные на темперамент художника и его трепетное и чувственное отношение к окружающему миру, все еще трогают сердца людей. Ведь что ни говори, а это по-прежнему одна из основных миссий художника.

Чем же пленяли работы Н. Григорьевой на выставках той поры. В них зритель разглядел неподдельный восторг перед окружающим миром проснувшейся молодой души. У художницы открылось внутреннее зрение и, еще сама, до конца не зная о своем новом даре, она щедро делилась им со зрителем, помогая ему, вместе с нею, заново воссоздавать окружающий мир. В ее полотнах, сквозь призму любящего взгляда, проступают лица любимых людей и не менее любимых цветов и животных – всего, что составляет ее ближний круг – родных, загородного дома и его окрестностей. Это безошибочно прочитали в ее небольших полотнах зрители. К художнице пришла пора истинного созидания, когда, почувствовав себя творцом, художник как бы заново воссоздает окружающий мир. Вместе с этим обретенным знанием к ней пришла и слава.

После такой щедрой творческой отдачи и двух больших выставок на лучших художественных площадках страны неизбежно должно было придти время нового наполнения. Этот период пришелся на стажировку в Париже, поездки в Люксембург и Бельгию, продолжился в очень насыщенном новыми творческими поисками кавказском путешествии. Наталия с удовольствием бросается в новые технические поиски – разные впечатления требует различной техники. Она много работает масляной пастелью – это близкая ей по духу техника – синтез рисунка и живописи, которая позволяет сразу схватить самые характерные черты и колорит новых мест. Параллельно художница пишет большие акварели – настоящие, размытые и очень выразительные. Техникой акварели Наталия владеет мастерски, вызывая ассоциации с известным акварелистом Артуром Фонвизиным. Ее акварели позволяют увидеть насколько богаты изобразительные возможности этой гибкой техники, которая удовлетворяет самым различным творческим устремлениям. Художница стремится сохранить прозрачность акварели, выявить и подчеркнуть ее природу как водяной краски. Она заставляет зазвучать белую бумагу, включая ее полноправным членом в ткань произведения. Белый лист, просвечивая под слоем пигмента, сквозит между цветовыми пятнами, включаясь в общий ритм изображения. В ее ранних акварелях с изображением цветов, отзвук символизма Врубеля и музыкальности и “Голубой розы”. В бельгийских акварелях, написанных весной 2007 года, Наташа использует гамму блеклых, перламутрово-розовых и голубоватых тонов, стараясь как можно более точно передать впечатление от северного моря и северной природы. Эти большие акварели привлекают импрессионистичностью и маэстрией изображения, а нежная перламутровая гамма делает их необычайно эстетичными. В отличие от живописных работ Н. Григорьевой, тяготеющих к законченности и договоренности, ее акварельные работы образуют незамкнутый ряд, который позволяет дополнять его все новыми звеньями. Сама Наталия о работе той поры говорит так: “Десятидневная поездка по Бельгии дала мне очень много: возможность посмотреть и поработать на новом месте. Благодаря поездке появилась серия больших акварелей (другой техники как-то не предполагалось – во время нашего путешествия почти постоянно шел дождь, так что акварель “по мокрому” в данных обстоятельствах была то, что надо) с видами Брюгге и других средневековых, суровых, но по-своему привлекательных городов, наполненных немыслимыми произведениями искусства. Так же я получила сильнейшее впечатление от посещения дома-музея Plantin Moritus в Антверпене. Переходя из зала в зал, а фактически из комнаты в комнату, постепенно начинаешь жить жизнью и интересами давно покинувших его хозяев, и эта духовная жизнь начинает приобретать для тебя поразительную привлекательность и обаяние, тебе также хочется жить, такие же решать задачи, так же чувствовать как они”.

Эти путевые записи в дневнике говорят о зрелости художницы, об ее размышлениях о своем месте в искусстве и о своем собственном пути. Серьезность Наташи Григорьевой в отношении к своей профессии, бескомпромиссность в выборе собственного пути, пусть и не совпадающего с современным main-stream-ом, отстаивание чистоты собственного мировосприятия и своего внутреннего мира – все это вознаградило художницу новым творческим подъемом. Большой цикл акварельных работ был представлен на очередной выставке в интеллектуальном книжном клубе Primus Versus в Москве на Покровке.

Столь же удивительно интересно развивается в Наташином творчестве и работа тушью. Ее листы буквально завораживают красотой рисунка. Выбирая в качестве постоянных героев свои любимые лилии и пуансеттии, художница добивается гармонии листа обдуманным расположением их на плоскости, замечательным чувством меры и пропорций. Ее рисунки сродни поздним рисункам замечательного русского рисовальщика Дмитрия Митрохина. В них та же музыкальная выразительность в штрихе, в особой завершенности линейного ритма, необычайном изяществе, с которым художница портретирует свои любимые цветы.

Ее пристрастие к одним и тем же мотивам завораживает, рождает богатство ощущений, заставляет погружаться в мир ее образов, как в музыку. Она мастерски пользуется коротким штрихом или плавной линией, задавая разный темп своим произведениям. Дмитрий Митрохин, с которым творчество Наталии Григорьевой в несомненном родстве, говорил о своей работе так: “Мои рисунки говорят тихим голосом и только тому кто к ним склонен прислушиваться”. Это в полной мере относится и к рисункам Григорьевой. Ранней осенью 2007 года художница отправилась в путешествие по Кавказу. Стоит снова предоставить место записям из дневника художницы: “Работала я по утрам, когда только встает солнце и море не освещено, поэтому оно более глубокое и насыщенное по цвету, зато небо уже залито светом. Разнообразие цветовых оттенков в этот период суток просто поражает – я нигде такого не видела. Наслаждаешься и сочетанием моря и скал – также очень цветных, поросших вековыми соснами, под которыми на склонах за время их жизни образовался золотисто-охристый ковер из иголок. Переход от серо-голубых скал в эти теплые желтоватые пятна, а затем в ультрамариновую тень могучих сосен – зрелище необыкновенное”. Этот удивительно живописный текст написала художница-график, только недавно проведшая удачную чисто графическую выставку и решившая немного отдохнуть от живописи. Но живопись продолжала проникать и в ее графические поиски, потому что ее глаза уже везде находили красоту цветовых сочетаний. Кавказский период ознаменован большой серией работ в технике масляной пастели. Эта техника давно была освоена художницей и часто использовалась в альбомах дорожных впечатлений, но именно кавказское путешествие 2007 года наполнило ее изыскания в области гармоничного соединения графики и живописи новыми достижениями. В ее масляных пастелях происходит примирение устремлений графика и живописца Григорьевой, ее натуры поэта и исследователя. В ее душе этот симбиоз уживается вполне мирно, но в творчестве именно масляная пастель являет все ипостаси Наташиной души одновременно. В них крепость рисунка и изящество линий, гармония колорита и желание проникнуть в тайны бытия. Схватывая самые яркие впечатления своих путешествий, Наташа заточает их в твердую форму рисунка, образованного упругим штрихом и обогащает удивительными колористическими находками.

Мне кажется, что на нынешнем этапе творчества Наталии Григорьевой просто необходима работа масляной пастелью. Она позволит ей свести воедино те поиски последних лет, что властно вели ее вперед, не давая почивать на лаврах.

Н. Григорьева истинный художник и поэтому ее творчество развивается движимое внутренними причинами, не зависящими от внешних достижений. Она непрерывно изучает натуру, что дает ей основательное знание и понимание структуры материального мира в его устойчивости и тектонике, статике и движении. Это способствует развитию у Н. Григорьевой заложенных в ней от природы качеств – гибкости владения художественными средствами, способности легко находить адекватное пластическое решение той или иной задачи. Она изначально обладает цепким глазом, позволяющим ей легко схватывать деталь и целое, она человек с отчетливо выраженными пристрастиями, интересом к жизни, сильным и активным характером. В ее графике и живописи последнего времени все чаще проступает врожденное чувство конструктивности и композиционной логики. Это новый более зрелый этап ее творчества – ее раннее лето. В нем краски утра сменяются красками полдня, в них ясней проступает конструкция и сильней прорывается цвет. В отличие от картин более раннего периода работы становятся активнее – в них сложная и смелая композиция и теплый солнечный свет. Краски ложатся плотнее, объемы лепятся отчетливее – материальный мир властно призывает Наташу к диалогу.

Послекавказский период Наташиного творчества показал, что, обновляясь, художница, тем не менее, верна себе. Вызывает уважение ее приверженность собственному пути и нежелание следовать конъюнктуре рынка. Ее талант позволяет ей осторожно обходить многочисленные искушения и проходить между Сциллой и Харибдой коммерческого и актуального искусства. В начале ХХ века замечательный критик Сергей Маковский так писал о сложности художественного выбора: “Теперь положение живописцев стало куда труднее. Все неясно в искусстве – и цели и средства. Изобразительные задачи живописи сделались уравнениями со многими неизвестными; и так можно и этак. Нет ничего твердо установленного, обязательного для всех, освященного общим разумом. За что ни возьмется художник перед ним дороги в разные стороны. Выбирай любую – академизм, натурализм, стилизм, импрессионизм, кубизм… Какая из них в Рим?.. Художник свободен, свободен до отчаяния. Все смеет, вcе преступает, все пробует и ни в чем не уверен. Страшно прослыть отсталым, не оказаться отгадчиком будущего, но манит властней чем когда-нибудь и прошлое и неувядаемая красота жизни”. Если прислушаться к этим словам, понимаешь, как смело и независимо отстаивает свой собственный путь молодая московская художница Наталия Григорьева. Она не участвует в современных проектах. Ее постоянным проектом является искусство, упорный поиск и совершенствование ее индивидуального дара, не нуждающегося в групповой поддержке. Да, она индивидуалист, а этот путь требует повседневного мужества. Этот путь далек от современного main-stream-а. Он требует сосредоточения, взыскующего взгляда внутрь, в глубины души и постоянной сверки своих ощущений с тем, что проявляется на холсте. Наташа Григорьева понимает это. Не случайно она много лет ведет дневник, стараясь, как можно более точно сформулировать свои ощущения и сохранить их для будущей работы. Я пожелала бы этой молодой и бескомпромиссной художнице не сворачивать со своего пути, сверяясь лишь с камертоном, на который настроена ее душа. И тогда зрителя ждет еще много открытий. Чуткие зрители всегда отделят зерна от плевел. И прекрасно, что находятся меценаты, которые помогают таким талантливым художникам развиваться.


© Frida Fine Arts Gallery
All on the website frida-finearts.eu published materials are protected by copyright.